antikob (antikob) wrote,
antikob
antikob

Грамота п. Константинонольского Анфима к св. Синоду по поводу Амвросия (осн. белокриницкой иерархии)

Грамота п. Константинонольского Анфима к св. Синоду.

Анфим, Божиею милостию архиепископ константинопольский, Нового Рима и вселенский патриарх.

Святейшему Правительствующему Всероссийскому Синоду, возлюбленнейшему о Христе и вожделеннейшему брату и сослужителю нашей мерности о Господе радоватися.


Как мать, преклоняющаяся под бременем скорбей, воздвигается на глас царственной своей дщери, украшенной светлым венцом: так многострадальная духовная мать православных, Великая Христова церковь восторглась священною радостью, получив святительское и драгоценное послание Ваше от 30 минувшего июня месяца и насладившись братским о Христе приветствием Вашим. Оно исторгло из ея очей слезы радости, воздвигло ея руки ко Всевышнему и сопровождалось Апостольским благожеланием всего, елика истинна, елика честна, елика праведна, елика непорочна, елика прелюбезна, елика достохвальна, аще кая добродетель и аще кая похвала. Материнское ея сердце исполнило несказанною духовною радостью и веселием во-первых особенно то, что духовная ея дщерь, Российская церковь, издревле блюдет благочестивое единомыслие и твердо хранит вверенный себе залог. Ея единомыслие о Христе и единодушное согласие ясно доказывается и из предлежащего ныне обстоятельства, при котором Ваши святительства так заботитесь о духовном мире и благосостоянии обеих святых Церквей, неразрывно связанных вечным союзом истинного исповедания. Во вторых то, что благовременное внушенное Божиим вдохновением желание Ваше доставляет бедствующей матери случай и смелость возлюбленной дщери о глубокой своей скорби открыть ей раны и представить ея сострадательному взору свое положение. И почему мать будет молчать пред нею? Если она и не получит утешения и облегчения, то по крайней мере питательное учение домостроительства о Христе внушит ей (матери) надежду на сильное предстательство. Ибо почему святая и великая Христова церковь не должна надеяться на нежную любовь такой дщери, о которой чрез пророков преславная рек небесный ея Жених: Едина есть голубица Моя, совершенная Моя, едина есть матери Своей, избранна есть родившей ю. Видеша ю дщери и ублажат ю царицы и наложницы, и восхвалят ю?

Так как предмет Вашего послания главным образом есть переезд в Буковину архиерея Амвросия, прежде бывшего Боснийского, и его соблазнительное и незаконное там пребывание, то мы предварительно доносим братской Вашей любви, что как скоро узнано было здесь о его отъезде и совершенном исчезновении, — церковь, сильно встревожилась отчасти мыслию, не случилось ли с ним какого-нибудь несчастия, а отчасти представлением политических обстоятельств, делала тщательные о нем исследования во многих местах близких и отдаленных, пока, наконец, не узнали от единоплеменных с нами купцов, которых просили об этом, что он ушел в Австрию и находится близ Вены. Кажется, он недоволен был тем, что, немедленно по вступлении своем на святейший патриарший престол, мы, между прочим, узаконили, чтобы епархиальные архиереи, вопреки правилам, не предпринимали переездов, хотя бы что и случилось: равным образом, чтобы лишившиеся своих епархий во время святейших наших предшественников, как и упомянутый архиерей, получали приличную для содержания пенсию. Сначала церковь смотрела на его бегство просто, как на отступление от порядка, и почитала его тем более виновным, что он был под запрещением священнодействовать, но после, узнав об нем, писала от 13 октября 1846 года святейшему собрату нашему, Митрополиту Карловицкому, дабы он запретил ему священнодействовать и убедил его возвратиться сюда.

Такие же меры употреблены были с нашей стороны и в другой раз; по прошествии нескольких месяцев, именно от 12 марта 1847 г., мы опять писали. Но после всего этого, не получив никакого ответа на письма, церковь по слуху только узнала о религиозных его уклонениях, о дерзком злоупотреблении архиерейским саном и особенно о том, что он рукополагает людей недостойных и неиспытанных в благочестии. Тогда и ему самому было написано увещание с угрозою и изложением тех правил, которые он нарушил. Упомянуто было также и о наказаниях, которым подвергнется как он, так и рукоположенные им, если он не опомнится и не обратится к церкви с покаянием. Кроме того писано в третий раз и упомянутому собрату, митрополиту Карловицкому, и изложено то же самое; при чем приложено было особенное письмо от 20 августа и к самому Амвросию Боснийскому. Таковы были распоряжения церкви касательно убежавшего архиерея, когда она еще не знала, что он уклонился к нашим противникам. Но теперь она не оставит без внимания действий, входящих в круг ея заботливости; она накажет низложением и его, и рукоположенных им, когда не получит надлежащего и удовлетворительного ответа от митрополита Карловицкого.

Впрочем, как ни прискорбно все это по причине духовного соблазна, но такой неприятный случай послужил поводом к нашему удовольствию, именно тем, что Ваше праведное от отношение и Ваши братские вопросы, согласующиеся в точности с действиями, предварительно совершенными Великою церковью касательно сего духовного дела, доказывают единомыслие обоих священных Синодов, и что одинаковость их мнений, свидетельствуя о внимательности каждого из них к законным постановлениям, осуществляет полноту их единомыслия о Христе. Итак, что касается до упомянутого Амвросия, то мы ожидаем ответа от митрополита Карловицкого, чтобы потом содействовать, образуясь с ним.

Грамота подписана п. Анфимом 1847 г. сентября 13 дня.

Tags: амвросий белокриницкий, архивные документы, патриарх анфим, письма, раскол, старообрядчество, церковное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments