April 5th, 2010

Промежуточные итоги ежовщины.

Цитирую по книге Н.Петрова и М.Янсена «Сталинский питомец» – Николай Ежов (2009, РОССПЭН), стр.359–363:

Сопроводительное письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии, секретаря ЦК ВКП(б) А.А. Андреева и заведующего отделом организационно-партийной работы ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкова И.В. Сталину к акту приема — сдачи дел в НКВД СССР.

№ 447/Б

29 января 1939 г.

ЦК ВКП(б)

товарищу Сталину

При этом представляем акт приема — сдачи дел по Народному Комиссариату Внутренних Дел СССР.

Одновременно считаем необходимым сообщить Вам следующие выводы о состоянии дел НКВД СССР:

  1. За время руководства тов. Ежова Наркомвнудел СССР вплоть до момента его освобождения от обязанностей Наркома большинство руководящих должностей в НКВД СССР и в подведомственных ему органах (НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей) – занимали враги народа, заговорщики, шпионы.

  2. Враги народа пробравшиеся в органы НКВД сознательно искажали карательную политику Советской власти, производили массовые необоснованные аресты ни в чем неповинных людей, в то же время укрывая действительных врагов народа.

  3. Грубейшим образом извращались методы ведения следствия, применялись без разбора массовые избиения заключенных для вымогательства ложных показаний и «признаний». Заранее определялось количество признаний, которых должен был добиться в течение суток каждый следователь от арестованных, причем нормы часто доходили до нескольких десятков «признаний».

    Следователями широко применялась практика полного взаимного информирования о содержании полученных показаний. Это давало возможность следователям при допросах «своих» арестованных подсказывать им тем или иным способом факты, обстоятельства, фамилии лиц, о которых были раньше даны показания другими арестованными. В результате очень часто такого рода следствие приводило к организованным оговорам ни в чем неповинных людей.

    Для того, чтобы получить большее количество признаний, в ряде органов НКВД прибегали к прямой провокации: уговаривали заключенных дать показания об их, якобы, шпионской работе в пользу иностранных разведок, объясняя при этом, что такого рода вымышленные показания нужны партии и правительству для дискредитации иностранных государств. При этом обещали заключенным освободить их после дачи подобного рода «признаний».

    Руководство НКВД в лице тов.Ежова не только не пресекало такого рода произвол и перегибы в арестах и в ведении следствия, но иногда само способствовало этому.

    Малейшие попытки со стороны чекистов-партийцев противодействовать такому произволу глушилась.

    Collapse )

РПЦ против катынской "мухинеи".

Довольно редкое и знаменательное событие: посреди безудержного прославления советчины на страницах ЖЖ у Декалога появилась, наконец, адекватная статья, которую я бы хотел здесь перепостить. К сожалению, я не успел закончить работу над своей статьёй "Катынь" - месть саббатиан? (см. начало статьи здесь), как планировал, ко времени начала апрельских катынских мероприятий, но зато приведенное ниже официальное мнение Церкви, я считаю, гораздо важнее моих разоблачений, ибо Церковь, пусть и в довольно "политкорректной" форме, однозначно высказала свою позицию, опровергающую коммунистическое враньё и прочую "мухинею", назвав истинных виновников того преступления.

Игумен Филипп (Рябых): Задача диалога Русской Православной Церкви с Католической Церковью в Польше – подняться над политической конъюнктурой

Накануне 70-летия Катынских расстрелов зампред ОВЦС изложил свой взгляд на значение этой трагедии для России и Польши

05.04.2010 13:50

Игумен Филипп (Рябых)- Отец Филипп, 7 апреля Россия и Польша будут вспоминать скорбную дату – 70-летие Катынской трагедии. Известно, что в этой акции памяти примет участие и Русская Православная Церковь. Расскажите, пожалуйста, что именно будут вспоминать представители двух славянских народов в этот день?

- Катынской трагедией, или Катынскими расстрелами принято называть казни польских офицеров, плененных в ходе вступления Красной армии на территорию Западной Украины и Белоруссии в 1939 году. Название это достаточно условное, потому что пленных поляков расстреливали и в других местах – в Калинине (нынешняя Тверь), Харькове и других местах бывшего Советского Союза. Катынский лес, расположенный под Смоленском, стал братской могилой примерно для четырех с половиной тысяч польских офицеров. И это не самое массовое захоронение – в Медном, что под Тверью, было погребено более шести тысяч поляков.

Однако эти казни прочно связались именно с Катынью, поскольку о ней стало известно раньше всего – еще во время Второй мировой войны.

7 апреля 1940 года, выбранное в качестве дня памяти жертв Катыни, считается примерной датой начала расстрелов под Смоленском, которые продолжались до середины мая.

Collapse )