July 20th, 2015

Небольшой отзыв на статью протоиерея Александра Ильяшенко "Великая сталинская эпоха без Сталина"

Недавно, а именно 16 июля, в день памяти свт.Филиппа Московского, убитого по приказу царя Иоанна IV, попалась на Правмире знаковая статья протоиерея Александра Ильяшенко "Великая сталинская эпоха без Сталина" ( http://www.pravmir.ru/velikaya-stalinskaya-epoha-bez-stalina/ ), в которой мне приглянулись несколько замечательных фраз, вполне в духе нынешнего государственного курса на медленное и осторожное (но вполне основательное) насаждение идеологии антихриста (мистического коммунизма). Я бы хотел пару из них их прокомментировать:

У нас подход к Сталину, мне кажется, продолжает сталинскую линию, а именно культ личности Сталина. Не может один человек отвечать за все, что происходит в стране, не может. Более того, такой лидер очень зависит от своего окружения. Тогда все достижения приписывали ему, теперь все преступления и неудачи сваливают на него, но за все, что делалось в стране, он отвечать не может. Например, под приказом о сносе храма Христа Спасителя подпись Н.С.Хрущева стоит, а подпись Сталина – нет.

Ну вообще-то подобный подход к ответственности Сталина за происходящее в стране определяется не культом его личности, а именно ленинско-большевистскими установками, которые требовали от руководителя нести ответственность за подчиненных (об этом я уже писал вот тут). Сталин эти установки самолично признал верными. А раз взялся за гуж, не говори, что не дюж!

Но когда речь идёт именно о преступлениях, то многие вменяемые люди стараются всё-таки говорить о тех вещах, к которым он лично, непосредственно был причастен. В том числе к сносу Храма Христа Спасителя.

Я не в курсе, откуда батюшка Александр взял приказ с подписью Хрущева, но то, что Сталин имел отношение к этому вопросу и подписи его всё-таки стоят в решениях по данной теме - это факт.

Кроме того, сталинский подельник - товарищ Молотов - прямо говорит о соучастии товарища Сталина в этом богоборческом деле. Цитирую из книги Феликса Чуева "Сто сорок бесед с Молотовым":

Храм Христа

– Когда осуществляли план реконструкции Москвы, то снесли много исторических памятников…

– Например? – спрашивает Молотов.

– Храм Христа Спасителя.

– А… Храм Христа Спасителя.

– Теперь этот вопрос часто задают.

– Верно?

– Говорят, Каганович организовал?

– На него валят? Да (с улыбкой)? Это уж чересчур. Я не помню, то ли я был председателем, то ли членом этой комиссии, членом-то наверняка был. Приняли решение храм Христа Спасителя заменить Дворцом Советов. За это я проголосовал, но, когда проект показал архитектор Иофан – он не знаменитый архитектор, но как-то оказался наверху и дал проект такого колоссального здания, – тут я высказался против. Я сказал: «Я не подпишу». Начали уговаривать. Сталин сказал: «Надо подписать». Я знал, что сама эта мысль чепуховая. Познакомился с некоторыми замечаниями. Были разговоры, и мне стало ясно, что если поставить Дворец Советов на месте храма, а вверху еще колоссальный памятник Ленину, тогда ноги-то будут видны, а голову не видно. Это абсурд какой-то! Памятник Ленину, а голова и вся фигура вообще не видны. Всякие туманности бывают, и это было бы частым явлением. Просто глупость архитектора, берется за такое дело. Я сказал: «Я не подпишу». Тогда настояли Сталин, Ворошилов, они входили в комиссию – и я подписал.

– Но зачем взрывали-то храм? Можно же было на другом месте этот памятник, если уж хотели, поставить?

– Это сознательно было уничтожено. Сам храм. Против него были возражения. Лично я не возражал… Сохранять храм в центре для чего? Это не какая-то древняя редкость. Это мы придумали. Не подходит он для Советской власти – в самом центре какой-то храм.

– Можно было бы какой-нибудь музей в нем открыть.

– Это правильно. Но неожиданно появился бассейн вместо памятника. Это тоже абсурд какой-то.

– Там, говорят, хорошие работы были.

– Да, там были хорошие работы. Отдельные, кажется, сохранились.

– Они теперь где-то валяются, а там все вместе были собраны. Имена георгиевских кавалеров выбиты. Это слава русского оружия.

– Церковное нам совсем ни к чему. Церковное совсем нехорошо – в самом центре Москвы.

– Зачем же было взрывать? Стоял – и пусть бы стоял!

– Недодумали. Оставить было нельзя, а взрывать тоже не стоило. Не стоило. Я тоже так считаю. Я вот участвовал в обсуждении этого вопроса…

– А почему-то все говорят, что Каганович взорвал!

– Каганович? Антисемитские настроения…

– Ну а кто? Сталин решил? Дал указание?

– Нет, это было принято Политбюро, и наша комиссия была за это.

– Чтоб взорвать?

– Нет, не взорвать, устранить придется храм. Не оставлять на этом месте.

– Но зачем взрывать было?

– Тут не знаю… Но ведь тогда было все равно – взрывать или не взрывать.

– Там такие стены были… Потом пытались ставить фундамент Дворца – ничего не вышло, поплыло.

– Меня это мало беспокоит. Ценности особой я в этом не вижу… Будут разговаривать. Пускай разговаривают. Без этого не обойдешься. Храм надо было снять.

– Под это дело много церквей вообще уничтожено… Закрыть можно. Жалко, что взорвали. Говорят, красивый был. Я не видел.

– Храм вы не видели разве? Он же долго держался.

– До моего рождения. Я в 41-м родился. Это ж до войны было.

– До войны? Пожалуй, да. Я уже не помню… Тут, наверно, не все правильно, но никаких особых претензий, по-моему, нельзя иметь.

– Но зачем взорвали?

– Ну а что значит взорвали? Все равно надо было храм убирать оттуда.

– Там же работы Васнецова, фрески…

– Это в музей, но ради этого храм сохранять, по-моему, нельзя.

– Храм – сам произведение.

– Да ну его к черту…

– Там бы уже не молились…

– Ну а для чего тогда он нужен?

– Стоял бы, как Василий Блаженный. Сталин ведь его спас!

– Это верно. Тот храм более древнего периода, а это уже XIX века… Много прошло лет, конечно, были и неудачные решения. Теперь они кажутся ошибкой, но не всегда так казалось.

09.12.1982

Трудно иногда понять людей, на полном серьёзе делающих уверенные утверждения по вопросам им порой малознакомым. Это касается и священнослужителей, которые даже в богословских вопросах порой могут бесословствовать на уровне дьякона Кураева, переворачивая всё с ног на голову. И тогда начинается смешение доброго и лукавого, света и тьмы. Но как хорошо написал когда-то Климент Александрийский: "смесь истины с вымыслом перечеркивает ее"...

Вот так и у батюшки, когда он представляет собственную оценку личности Сталина - она просто восхитительна!:

В заключение мне хочется сказать, что, на мой взгляд, неправильно и смешно делать из Сталина какого-то святого. Но нужно понимать, что он действовал в условиях, когда на самый верх политической власти пробирались не лучшие, а худшие. Так вот он был лучшим из худших, а не лучшим из лучших. Но то, что вокруг него было столько худших, еще худших – это, собственно, упрек не ему.

И тут мне сразу вспомнился эпизод из истории Церкви, связанный с одним её гонителем - царем Львом Армянином - иконоборцем, о котором святая Церковь высказывалась после смерти отнюдь не дипломатично:

"Паки тезоименному злому первому зверю; злоковарному второму адову псу, ратнику Божия церкве, мучителю рабов Христовых, а не царю, Льву Армянину, сотаиннику второму Арию — псевдопатриарху Адонию, злейшим иконоборцем, паче же христоборцем, и со единомудренники их — анафема!"

А вот как откровенно писал о нечестивом царе преподобный Феодор Студит:

"Следует восхищаться не городу какому-то, но, можно сказать, всей подсолнечной. Истребил Господь не Сигона, царя Амморейского, и не Ога, царя Васанского, царей малых и угнетавших малую часть вселенной, а новоявленного и великого дракона, опустошавшего великую часть вселенной, змия коварного и шипевшего богохульством, мерзость запустения, сосуд гнева, сына Тавеилова (Исх. 7:6), чтобы не сказать Каваллинова, — порождение Ахава, полноту нечестия, гонителя Христова, врага Богородицы, противника всех святых. Да возвеселятся небеса и радуется земля! Да искаплют горы сладость и холмы правду! Пал враг, сокрушен мучитель наш. Заградились уста, глаголющие неправду. Обуздана рука Авессалома. Погиб жестокосердный фараон. Отступнику именно и надлежало таким образом лишиться жизни. Сыну тьмы и следовало встретить смерть ночью. Обнажавшему божественные храмы и надлежало в храме Господнем увидеть обнаженные против него мечи. Разрушителю божественного жертвенника и следовало не получить пощады у жертвенника. Надлежало подвергнуться отсечению руки, посягавшей на святыню, пролиться нечестивой крови за пролитие крови праведных"...

Позицию же нынешних православных, призывающих "взглянуть чуть-чуть пошире" на товарища Сталина, в той истории хорошо выразил святитель Никифор, патриарх Констатинопольский, который, как пишет историк Карташов, "хотя и пострадавший от Льва Армянина, но человек светской карьеры, понимал политические заслуги Льва и потому выразился более бесстрастно, сказав, что «ромейское государство потеряло хотя и нечестивого, но великого своего заступника»".

В сущности здесь присутствует известная дилемма, когда одновременно обнаруживается наличие гениальности и крайнего нечестия. Ну вот как со Львом Толстым: гениальный художник слова и в то же время величайший еретик. И для кого-то дарования оказываются соблазнительными, даже для подвижников благочестия... А ведь антихрист тоже будет гениальнейшим человеком и многих покорит за счёт этого. Но ведь никто не считает при этом антихриста лучшим из худших! А Сталина наш старец Михаил Труханов в своё время очень точно назвал предтечей антихриста. Это именно так, ведь маггиды-даймоны, получая по попущению Бога власть над какой-либо областью, всегда тянут наверх только худших. Ибо они - самые послушные, самые верные служители зла. Так было в СССР, так было и в Третьем Рейхе. Так происходит и в РФ, и в странах под властью Вавилона. Таким будет и антихрист!