October 5th, 2015

О борьбе жидовствующих с «жидовствующими»

В очень интересное время мы живём! Сейчас в церковном и околоцерковном информационном поле очень трудно услышать гласа правого и истинного разума, но подавляющее место занимает ныне шум либо обновленцев формата «радио Вера», либо всяких патриотических «ревнителей благочестия», сходящихся по ряду позиций с православными сталинистами. Приходится очень тщательно и осторожно анализировать поступающую информацию, что требует высокого напряжения интеллектуальных и духовных сил. Впрочем, всё это – только на пользу...

Среди «ревнителей благочестия» особенно выделяется в последнее время господин Валерий Филимонов – «русский православный писатель», собравший в своё время материалы к прославлению прп.Серафима Вырицкого, и затем издавший несколько книг о нём. Прославился он также и своей непримиримой борьбой с цифровой идентификацией личности, соорудив особое богословие «подавления богоданной свободы» через кодификацию, чипизацию и, затем, экономическое порабощение людей мировым правительством, что, дескать, автоматически лишает их души спасения.


Валерий Павлович Филимонов

Конечно, само по себе разоблачение всех этих глобализационных процессов дело неплохое, но очень уж коробит вводимая Филимоновым смысловая путаница и подмена понятий – ведь на самом деле цифровая идентификация это лишь инструмент, который сам по себе, вне контекста применения, не плох и не хорош. Но именно в связи с сознательным отречением от Христа он становится опасным. И Филимонов, порицая соответствующие выводы синодальной богословской комиссии, не в силах противопоставить этому ничего серьёзного, кроме совершенно безобразного «богословия от ветра головы своея», при этом иногда используя какие-то отдельные удобные ему фразы из разных источников, но игнорируя, порой, главную мысль – что «печать (сама по себе) — это техническое средство, которое предоставит возможность находиться в подчиненном антихристе мире, и без поклонения ему она есть ничто, ведь не имеет никакой мистической реальной власти над человеком.» (из послания Священного Синода Украинской Православной Церкви от 29 декабря 2003 года)

Впрочем, этот господин не привлек бы моего особого внимания, если бы недавно я не столкнулся с радиозаписью передачи В.П.Филимонова от 26 сентября 2015 г., в ходе которой он сообщил о состоявшейся в Санкт-Петербурге Межрегиональной научно-практической конференции «500-летие кончины преподобного Иосифа Волоцкого. Наследие и заветы преподобного». Он сделал краткий обзор всех выступлений и также раскрыл некоторые подробности доклада «Влияние ереси жидовствующих на искажение православного богословия в богослужебной практике и текстах РПЦ на примере чина Крещения и Миропомазания» иеромонаха Рафаила (Мишина). В частности, он сообщил что, по мнению иеромонаха, именно жидовствующие ввели пагубные искажения в богослужебные тексты Церкви, но уже приведенный им пример выявил именно в самом авторе доклада сторонника жидовствующих (старообрядцев), а не истинно православного обличителя ереси.

Он предъявил один из давних старообрядческих аргументов – мол, богослужебные тексты были сильно испорчены в самых основных молитвах. Цитирую Филимонова:

«Ну, буквально кощунственные изменения внесены в богослужебные тексты. И не только он показал на примере Крещения и Миропомазания, но даже маленький такой момент, где в великопостной молитве Ефрема Сирина всегда читают “не даждь ми дух такой-то, такой-то, такой-то”... лукавый дух... А что, Господь является раздаятелем этого духа? Так вот, в правильном тексте должно быть “отжени от мене”... Вот, масса таких примеров, действительно, где требуется внести сегодня уже изменения в богослужебные тексты».

Обратите внимание на последнее предложение! Конечно, это явно не вывод самого Филимонова – скорее всего он транслирует основную мысль иеромонаха – фактического пособника настоящих жидовствующих, мечтающих вновь запустить свои волосатые лапки в наши богослужебные книги. Но больше всего удивляет такое странное соглашательство и простодушное принятие на веру доводов иеромонаха со стороны вроде бы более-менее опытного в церковном благочестии Валерия Филимонова.

Неужто не помнит он о подобных же словах в главной молитве — Господней? «Не введи нас во искушение». Но разве Господь вводит в искушение?

Архимандрит Павел Прусский в своих "Замечаниях на книгу поморских ответов" пишет об этих вещах:

...в старопечатных книгах вместо не даждь стоит: отжени от мене. Старообрядцы, с некоторым глумлением над православными за сие исправление, говорят: разве Бог дает кому дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия, что вы просите Его, чтобы вам не дал?! Но говоря это, старообрядцы должно быть не знают,что такие выражения, как «дух праздности…не даждь ми» встречаются и в Св.Писании. Так в псалме 140, пророк Давид просит Бога: не уклони сердце мое в словеса лукавствия; Исаия пророк, во главе 63 (стих 17-й) взывает к Богу: что уклонил еси нас, Господи, от пути Твоего, и ожесточил еси сердца наша, еже не боятися Тебе. Ужели старообрядцы скажут, что и здесь, в словах псалма, и пророка Исаии, проповедуется, что будто бы Господь Бог уклоняет людей в словеса лукавствия, то есть делать лукавое, или уклоняет кого от пути своего, или ожесточает еже не боятися Его? Приведенные выражения ясно доказывают, что и в молитве св. Ефрема согласно Священному Писанию говорится: не уклони. Нужно только разуметь, в каком смысле употребляются такие выражения. Св.Апостол Иаков в своем соборном послании (зач. 80) пишет: никтоже искушаем да глаголет, яко от Бога искушаем есть; Бог бо несть искуситель злым; не искушает той никогоже: кийждо же искушается от своея похоти влеком и прельщаем. Когда, по слову Апостола Иакова, Бог не искушает никогоже, то как разуметь приведенные слова Священного Писания: не уклони, уклонил, ожесточил, и прочие тому подобные? Сими словами выражается та мысль, что мы без Божией помощи не только не можем совершать добродетели, но не можем и уклониться от зла. И когда за нашу гордыню и высокоумие Бог, дабы показать нам нашу немощь, что вотще мы гордимся, на время отнимает от нас свою помощь: тогда мы, лишенные сей помощи, и впадаем в ожесточение, уклоняемся от пути Божия. О сем-то оставлении нас Божиею помощию за нашу гордыню и говорится в выражениях: «Бог уклонил нас от пути своего», «Бог ожесточил сердца наши». Не Бог нас уклонил и ожесточил, но мы сами уклонились и ожесточились по своему злому нраву, будучи оставлены помощию Божиею за свое высокоумие. Посему слова Писания: «Бог уклонил нас от пути своего, Бог ожесточил», значат: Бог удалил помощь свою от нас на совершение добродетелей за нашу гордыню. Отсюда понятно и выражение: «дух праздности, уныния… не даждь ми». По старому переводу, когда читаем: «дух праздности, уныния… отжени от мене, мы просим Бога отогнать от нас уже действующие в нас сии страсти; а по исправленному переводу, когда читаем: «дух праздности, уныния… не даждь ми, мы просим Бога, чтобы прежде впадения во оные страсти избавил нас от них.

Затем этот известный единоверческий писатель сообщает и о примерах в древних рукописных и печатных книгах (пару из них удалось найти – привожу тут же в тексте, со ссылками):

1) Устав церковный 15-го века, хранящийся в библиотеке А.И.Хлудова под № 122 лист. 5 на обор.:
«Господи Владыко животу моего, дух праздньства, лукавствия, любовластия, празднословия не даждь ми».
2) Устав церковный 15-го века, хранящийся в той же библиотеке, под № 123, лист. 7:
«Господи и Владыко животу моему, дух уныния и небрежения, сребролюбия и празднословия не даждь ми».
Точно такое выражение: не даждь ми, вместо: отжени от мене, находится еще в следующих рукописных книгах:
В Псалтири с Часословом 16-го века, хранящейся в библиотеке А.И.Хлудова, под № 8, лист 164;
В Часослове 15-го века, хранящемся в библиотеке Троицко-Сергиевской Лавры, под № 16, лист 33 на обор.
[Пруф]
[http://old.stsl.ru/manuscripts/medium.php?col=1&manuscript=016&pagefile=016-0039


]

В Часослове 16-го века, хранящ. в библиотеке Московской Синодальной Типографии, под № 147 (лист. 49 на обор.).
В Часослове с Шестодневом 16-го века библиотеки А.И.Хлудова, под № 10 по второму прибавлению в каталогу (лист. 4).
3) Часослов печат. 1491 г. в Кракове, тетр. 4 лист. 4:
«Господи Владыко животу моему, дух уныния и небрежения, любоначалия и празднословия не даждь ми».
[Пруф]
[http://voskresensk.prihod.ru/pravoslavnyjj_kabinet/view/id/1128423

Часослов. Краков 1491
]

То же и в следующих печатных книгах:
В Псалтыри с возследованием, печат.в Венеции 1561 г. (тетр. 58).
В такой же Псалтыри, печат. в Киеве 1643 г. (стр. 321).

Впрочем, любой мог бы убедиться в справедливости такого перевода, сверившись с греческим текстом:

Κύριε καὶ Δέσποτα τῆς ζωῆς μου, πνεῦμα ἀργίας, περιεργίας, φιλαρχίας, καὶ ἀργολογίας μή μοι δῷς

Последнее слово происходит от глагола δοσις или δωσις = «досис» – давать. Такое же слово используется в молитве Господа, во фразе «хлеб наш насущный даждь нам днесь»:

τὸν ἄρτον ἡμῶν τὸν ἐπιούσιον δὸς ἡμῖν σήμερον

Следовательно, на данном примере, в очередной раз можно убедиться в том, что в дониконовских богослужебных текстах была допущена порча, хотя и не догматическая, но давшая впоследствии повод жидовствующим старообрядцам лаять и клеветать на святую Церковь. И теперь даже они, пользуясь уже не раз опровергнутыми аргументами, упорно стремятся навести в Церкви свои порядки! Поэтому следует знать их методы, быть начеку и ни в коем случае не допускать всякие сомнительные изменения в богослужебные тексты.