antikob (antikob) wrote,
antikob
antikob

Categories:

Каббала и старообрядчество

Год с лишним назад на форуме о.Андрея Кураева в одной из дискуссий о каббале я столкнулся со странным типом, выступавшим под ником "Алексей Васильевич", и указавшим своё вероисповедание как "старовер". Я обратил внимание на его отнюдь не поверхностное знакомство с галахическими источниками иудаизма, в особенности -- с каббалой. На мой вопрос о его исповедании он ответил следующее:

...я старообрядец белокриницкого согласия, по матери - еврей, дед изучал каббалу - некоторые старообрядческие авторитеты это допускают.

Я был искренне поражён подобной "духовной свободой" в старообрядчестве, но, правда, постарался уточнить цель такого изучения:

С какой, интересно, целью? Просто так от нечего делать или с целью узнать своего врага получше?
Понятно же ведь, что каббала имеет мессианскую (т.е. антихристову) направленность.

Оказалось, что данный старообрядец пребывает в прочном заблуждении, будто каббала ("в определённых формах") не бывает антихристианской:

Есть направление хриситанской мысли - христианская каббала - ничего антихристианского в ней нет: яркие представители Раймонд Луллий, Мартин Паскуалис, Иоган Рейхлин. Среди староверов - Андрей Денисов.

[Напомню, что упомянутый "Алексеем Васильевичем" Мартин Паскуалис -- это основатель "ордена избранных коэнов", учитель Луи Клода де-Сен Мартена, родоначальника мартинистов (подробнее здесь и здесь)]

Андрей Денисов - киновиарх поморских старообрядцев. Его каббалистический труд "Малая книга" в сети не найдешь - только в печатном варианте.

На вопрос одного из участников форума Владимира Неофита С.:

Каково официальное отношение старообрядческих иерархов к этому "направлению христианской мысли"?

старообрядец ответил:

У поморских - нормальное отношение. Я уже писал - "Малая книга" написана Андреем Денисовым.

Автограф Андрея Денисова. "Великая наука"
(Автограф Андрея Денисова. "Великая наука")

Вот такие бывают удивительные старообрядцы...
Но что это такое? Следствие отпадения от Церкви? Или единичные примеры духовного вырождения? Трудно сказать... Но сегодня мне, наконец, попалась статья на эту тему, которую я решил здесь перепостить.


http://kitezh.onego.ru/vygoretsia/alchemy.html

Евгений Лазарев

АЛХИМИЯ 

В СТАРООБРЯДЧЕСКОМ СКИТУ

 
В 1676 году, в мрачные январские дни, когда солнце в Приполярье почти не озаряет землю, стрельцы захватили Соловецкую твердыню, и сотни казненных монахов были выброшены на морской лед. Закончилось восьмилетнее противостояние армии и "сидельцев соловецких", которые не признали церковную реформу патриарха Никона. "Старая вера" не погибла — она ушла в скиты. И это не всегда были только лесные кельи отшельников. На основе некоторых скитов возникли настоящие духовные оплоты, средоточия самобытной культуры. Их жизнь протекала обособленно от официальных центров России и известна нам недостаточно полно. А между тем в этой жизни немало загадочного...

В прошлом году на выставке герметической литературы в Москве и Петербурге можно было увидеть необычную книгу. Казалось, что она попала сюда по ошибке: написанная от руки церковнославянским шрифтом, с яркой старинной заставкой — она напоминала молитвенник. Книга вышла из мастерской Выговской поморской пустыни — северного оплота старообрядчества. Но в книге — не духовные стихи и не правила "старой
веры"; это сокращенный пересказ учения Раймунда Луллия — знаменитого алхимика XIII—XIV веков! И составлено это изложение не каким-нибудь случайным, временным обитателем Выговской пустыни, а ее настоятелем Андреем Денисовым.

Как же объяснить интерес суровых традиционалистов послениконовской России к тайноучениям Запада? В поисках ответа обратимся прежде всего к наследию Раймунда Луллия.

Философ и тайновидец с острова Майорка не был авантюрным искателем легкой наживы путем "златоделия" (как нередко представляют алхимиков); его алхимия прежде всего духовна и представляет собой попытку создать (на платоновско-герметической основе) всеобъемлющую науку или искусство познания мира (лат. Ars Magna — "Великое Искусство"). В системе Луллия нет ничего, что было бы вне Бога; атрибуты Божества присущи (в различной степени) всему творению в целом. Особое значение Луллий придавал каббалистике, которая органично входила в его систему и которую он понимал как "книгу живой природы", "мистическую геометрию" Божьего мира. Именно эти стороны учения Раймунда Луллия привлекли в XVII веке русских мыслителей, стремившихся очистить Христову веру от мирской суеты. В 1698—1699 годах писатель и переводчик Андрей Христофорович Белобоцкий изложил по-русски главный труд Луллия "Ars Magna", озаглавив его "Великая и предивная наука"; Раймунд Луллий там назван "преосвященным учителем", "великим философом и богословом".

В 1725 году настоятель Выговской пустыни Андрей Денисов подготовил сокращенное изложение работы Белобоцкого — "Малую книгу". Он особо выделил в духовной алхимии Луллия "великую науку каббалистичную". Она истолковывалась как "естество... всех вещей соборнейшее" — святое, соборное единство божественного творения, которое в своей сокровенной сути совершенно и может быть уподоблено атрибутам Бога.

Не правда ли,обращение старообрядцев к Раймунду Луллию теперь уже не кажется таким странным, как вначале? Петербургские архивисты В.П.Зубов и А.X.Горфункель установили, что "Великую науку" и "Малую книгу" в XVIII веке читали крестьяне-старообрядцы, фабричные люди и купцы в Москве, Петербурге, Воронеже, Курске, на Соловках... Но вряд ли везде это делалось открыто; старообрядцев уже не сжигали в срубах, но отношение к любой "ереси" было настороженное. А ведь в Выговской пустыни ее духовный глава без помех трудился над книгой западного тайновидца! Возможно, сама эта обитель чем-то отличалась от других и не удивительно, что из нее выходили такие книги?

Действительно, Выговская пустынь — далеко не рядовой старообрядческий скит. Выговское общежительство — духовный наследник Соловецкого монастыря. Немногие монахи, уцелевшие после разгрома 1676 года, скрылись в глухой тайге в верховьях реки Выг, что начинается в пологих горах у Онежского озера и несет свои воды к Белому морю. Они жили отшельниками —  первые выговские пустынники Данил Викулич, Корнилий, Сергий, Пимен... Странствовал по лесам Поморья и пламенный защитник старой веры Игнатий Соловецкий (он окончил свой земной путь самосожжением). Игнатий вдохновил на подвиг веры будущего основателя Выговской пустыни — Андрея Денисова.

Отец Андрея, Денис, убежденный ревнитель "древлего благочестия", происходил из рода князей Мышинских (Мышецких), хотя числился крестьянином прионежского села Повенец. Рядом с селом начинались выговские леса, куда в конце концов удалилось все Денисово семейство — вслед за юным Андреем, который уже подвизался в таежной "мати-пустыне" вместе со своим другом Иваном и старцем Данилом Викуличем. Общежительство на Выгу было учреждено на несколько лет позже, в 1695 году: именно тогда начала налаживаться жизнь лесного монастыря. Но интересно, что в духовном стихе середины XVIII века "Рифмы воспоминательны о киновиарсе... Андрее Дионисиевиче" отмечено иное, мистическое начало обители. Когда ее еще не существовало в материальном воплощении, когда Андрей только пришел на Выг — "тогда, тогда проявися, пустыня Выгска открыся": как будто в этот час стало явным нечто сокрытое от века...

В XVIII веке, преодолевая трудности жизни в северных лесах и недоброжелательство властей, Выговская пустынь окрепла. И не просто окрепла — разрослась в целую старообрядческую страну Выгорецию, которая простиралась на десятки верст. Через леса и топи пролегли дороги к Онежскому озеру и Белому морю. А Данилово (названное в память о Даниле Викуличе) стало столицей Выгореции, настоящим монашеским городом (площадью в несколько квадратных верст) с двух- и трехэтажными добротными домами и часовнями. А те, кто желал вступить в брак, переселялись в скиты.

В Выговской пустыни была собрана богатейшая библиотека, писались и переписывались сотни книг, здесь сложились своя иконописная школа (развивавшая традиции "северных писем" XV—XVII вв.) и школа художественного литья. Андрея Денисова заботило и обучение детей (в молодости он сам под чужой фамилией тайно учился в Киеве у Феофана Прокоповича). На Выгу с уважением относились и к западной культуре  (как видим, даже к алхимии), полагая, что образованность совместима с чистотой веры. В школы Выгореции ехали учиться дети старообрядцев со всей России.

Старообрядцы поморского согласия ("беспоповцы") стремились возродить в Выгореции чистоту первохристианских обычаев. Хотя у выговцев был настоятель-киновиарх ("большак"), он подчинялся "собору" — собранию всех пустынников (не потому ли Андрей Денисов выделил у Раймунда Луллия идею "соборнейшего единства"?). Вместе с тем ценилась уникальность монашеского делания тех или иных пустынников. Так, Андрея Денисова называли "мудрости многоценное сокровище", а его брата Симеона — "сладковещательная ластовица и немолчные богословские уста".

Полтора века существовала Выгореция. В одном из сложенных здесь духовных стихов есть слова: "Да возможем в тишине Бога присно пети..." Не сбылась мольба пустынников. В 1857 году Выгореция разделила участь многих старообрядческих скитов Европейской России. Дома и часовни были разрушены, книги и иконы увозили телегами... Погибло и многое из того, что пытались спасти в лесах, у последних "скрытников". Сани, на которых старообрядцы тайно везли наиболее ценные книги, провалились под лед на Выгозере, и канула древняя мудрость в озерную пучину... Через полвека после разорения обители М.М.Пришвин увидел на Выгу лишь обветшавшие врата обители, покосившиеся поморские кресты на кладбище да полуразрушенные часовни в дальних скитах...


Воспроизводится по журналу "Наука и религия", № 6, 1994.

Tags: алхимия, андрей денисов, каббала, курайник, староверие, старообрядчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments