Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Принять или отвергнуть

Уважаемые читатели, те, кто верен нашей Православной, Святой, Соборной и Апостольской Матери-Церкви!

Очень много событий произошло за последнее время, вызвавших тревогу среди православных. Всё это требует не только серьёзного осмысления, но и обдуманной реакции - нельзя действовать на скорую руку, хотя обстоятельства вроде как подталкивают к совершенно конкретным поступкам...

Мы увидели чего стоят наши пастыри, епископы и священники, по крайней мере в своём подавляющем большинстве принявшие и даже одобрившие всё это безобразие. Все должны понимать, что на них надежды мало, о чистоте веры они заботятся недостаточно, и вполне способны предать, по крайне мере смолчать, когда отступление будет окончательно узаконено. К этому всё идёт, хотя и есть какие-то проблески борьбы за Истину в других поместных Церквях, где пастыри ещё не окончательно потеряли чувство ответственности. У нас же из епископов не высказался в защиту Истины НИКТО.

Зато среди протестующих голосов, наряду с мнениями каких-то редких подлинно православных священников, активно высказываются многие мутные личности давно уже тяготеющие к расколу. Чаще всего это поклонники епископа Диомида и монаха Рафаила Берестова, которые впитали бунтарский дух и ревность не по разуму. Идти за этими раскольниками и полураскольниками недопустимо и слушать их нельзя. А лучше бы вспомнить слова свт.Игнатия (Брянчанинова) об отступлении, попущенном Богом, и, ознакомливаясь с духом времени, нужно понимать всё происходящее и твердо стоять в Истине, не забывая, что "по причине иссякновения благодатных руководителей, по причине умножения лжеучителей, обманутых бесовскою прелестию и влекущих весь мир в этот обман, необходимо жительство, растворенное смирением, необходимо точнейшее жительство по евангельским заповедям, необходимо соединение молитвы с плачем о себе и о всем человечестве, необходима осторожность от всякого увлечения разгорячением, думающим совершать дело Божие одними силами человеческими, без действующего и совершающего Свое дело — Бога. Спасаяй да спасет свою душу, сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим. Себя спасай!"

Что касается Патриарха Кирилла - моё мнение о нём давно уже не секрет. Я был против его избрания, за что, по сути, и был забанен диаконом Кураевым на его форуме. Но если я пострадал за убеждения (что вполне естественно), он получил ещё горшее, упав на собственный меч, будучи свергнутым тем, за кого вписывался. Он разочаровался, а я не очаровывался ни им, ни Патриархом, потому что к тому времени достаточно хорошо узнал Православие, прекрасно видя как они его извращают в тех или иных моментах.

Тем не менее, у меня вопрос об отделении от Патриарха не возникает, поскольку нет какой-то определенной, осужденной ранее ереси, проповедываемой в Церкви всенародно (см. 15 канон Двукратного Собора Константинопольского). Но он, думаю, рано или поздно всё равно возникнет - слишком уж быстро развиваются события...

Подождём пока Всеправославного собора и по итогам будем посмотреть.

Молитесь о Церкви, Бог вам в помощь!

Если нельзя, но очень хочется, то - можно

Как-то уже неудивительно, когда, в рамках царящего ныне в наших церковных кругах богословского безобразия, некоторые вновь подняли тему о возможности канонизации иноверца:

МОСКВА, 6 октября. /ТАСС/. Лейб-медик последнего российского императора Николая II и его семьи Евгений Боткин может быть канонизирован Русской православной церковью в ближайшее время.

Лейб-медик последнего российского императора Николая II и его семьи Евгений Боткин

Сын знаменитого доктора Сергея Боткина, чье имя носит больница в Москве, уже признан святым Русской православной церковью заграницей.

Об этом сообщил ТАСС глава Синодального отдела по благотворительности и социальному служению епископ Пантелеимон.

Синодальная комиссия по канонизации святых рассмотрит вопрос причисления Боткина к лику святых. Затем решение будет рассматриваться Священным синодом. Затем патриарх утверждает архиерейское решение на Соборе. "Я бы, конечно, хотел, чтобы эта канонизация состоялась, потому что, на мой взгляд, да и очень многих верующих людей, священников, ведущих врачей, академиков, Евгений Сергеевич - святой человек", - сказал епископ, являющийся также председателем Общества православных врачей России.

"Такое предложение будет рассматриваться. Инициируется это архиереем той епархии, в которой жил святой. В данном случае это предложение было внесено митрополитом Екатеринбургским Кириллом", - сказал священнослужитель. Он отметил, что Боткин достоин канонизации, "не только потому что его кончина была мученической, но и потому, что его жизнь представляет пример служения врача". "Канонизация его всей Русской церковью имела бы очень большое значение", - добавил он.

Евгений Сергеевич Боткин в возрасте 53 лет был расстрелян большевиками вместе с царской семьей в 1918 году в Екатеринбурге. В 1981 году наряду с другими жертвами того расстрела врач был канонизирован РПЦз. В Комиссии по канонизации РПЦ тогда отметили, что "не представляется возможным окончательное решение вопроса о наличии оснований для канонизации этой группы мирян".

Я не знаю уж на какие-такие богословские ухищрения пошли в своё время в раскольной РПЦЗ, но у нас в Церкви до недавнего времени ещё придерживались здравого учения, и не допускали церковного почитания иноверцев. Теперь же оскудело благочестие перед натиском экуменистов, осиповцев, обновленцев, жидовствующих и прочих врагов Христа, и творят многие церковные служители бесстрашно что хотят.

Хотя даже известный обновленец и бесослов Андрюшка Кураев признал несовместимость подобной канонизации с Церковными правилами:

По правилам – нельзя.

Тем не менее, далее он традиционно начал лгать, говоря о неких "исключениях из правил":

Но исключение есть. Как прецедент – назову имя императора Константина Одиннадцатого. Это последний римский император. Он принял унию, но вскоре после этого погиб как защитник Константинополя. И Греческой церковью он почитается как мученик.

Дело как раз в том, что Константин XI Палеолог никогда не почитался Греческой Церковью, о чём сам же Курайка писал в своём блоге в 2013 году, приводя цитату из "Православной энциклопедии":

В Церквах греческой традиции некоторым аналогом понятия «страстотерпец» может служить термин «этномартир» - мученик нации (Косма Этолийский, патриарх Григорий V, Хризостом Смирнский). Этномартиром некоторые считают последнего императора Византии Константина XI Палеолога. Хотя он является противоречивой фигурой (его обвиняют в симпатии к унии и допущении униатского богослужения в св. Софии), а в народной среде раздаются голоса, призывающие к его канонизации...

"Раздаются голоса", подобные голосам многих наших ревнителей за канонизацию Распутина или Грозного, но официально никто не канонизирует, как сообщают источники:

Константин Палеолог не канонизирован, и канонизировать его Элладская (а также Константинопольская) Церковь не собирается. Хотя в греческой среде и раздаются голоса, призывающие к его канонизации, но исходят они из среды "патриотов", совершенно не понимающих смысла сего церковного акта. Я читал полемику по этому поводу в "Ὀρθόδοξος Τύπος" (церковная "независимая" газета в Греции). Причиной канонизации "патриоты" выставляют героическую защиту Города этим императором, что само по себе, конечно, хорошо, но к святости не имеет никакого отношения.

Понятное дело, раскольник и еретик по определению - вне Церкви, если не явно, то мистически точно. Поэтому никакие великие человеческие деяния не приближают ко спасению, ибо только ради Христа делаемое доброе дело даёт человеку спасительную благодать. А это возможно только в Церкви Христовой!

Жаль, что иерархи пошли по пути отрицания Предания и совмещения несовмещаемого, безумно надеясь на правоту порочной логики "если нельзя, но очень хочется, то - можно". Уверен, что Господь разорит это дело и вразумит тех, кто содержит истину в неправде.

О борьбе жидовствующих с «жидовствующими»

В очень интересное время мы живём! Сейчас в церковном и околоцерковном информационном поле очень трудно услышать гласа правого и истинного разума, но подавляющее место занимает ныне шум либо обновленцев формата «радио Вера», либо всяких патриотических «ревнителей благочестия», сходящихся по ряду позиций с православными сталинистами. Приходится очень тщательно и осторожно анализировать поступающую информацию, что требует высокого напряжения интеллектуальных и духовных сил. Впрочем, всё это – только на пользу...

Среди «ревнителей благочестия» особенно выделяется в последнее время господин Валерий Филимонов – «русский православный писатель», собравший в своё время материалы к прославлению прп.Серафима Вырицкого, и затем издавший несколько книг о нём. Прославился он также и своей непримиримой борьбой с цифровой идентификацией личности, соорудив особое богословие «подавления богоданной свободы» через кодификацию, чипизацию и, затем, экономическое порабощение людей мировым правительством, что, дескать, автоматически лишает их души спасения.


Валерий Павлович Филимонов

Конечно, само по себе разоблачение всех этих глобализационных процессов дело неплохое, но очень уж коробит вводимая Филимоновым смысловая путаница и подмена понятий – ведь на самом деле цифровая идентификация это лишь инструмент, который сам по себе, вне контекста применения, не плох и не хорош. Но именно в связи с сознательным отречением от Христа он становится опасным. И Филимонов, порицая соответствующие выводы синодальной богословской комиссии, не в силах противопоставить этому ничего серьёзного, кроме совершенно безобразного «богословия от ветра головы своея», при этом иногда используя какие-то отдельные удобные ему фразы из разных источников, но игнорируя, порой, главную мысль – что «печать (сама по себе) — это техническое средство, которое предоставит возможность находиться в подчиненном антихристе мире, и без поклонения ему она есть ничто, ведь не имеет никакой мистической реальной власти над человеком.» (из послания Священного Синода Украинской Православной Церкви от 29 декабря 2003 года)

Впрочем, этот господин не привлек бы моего особого внимания, если бы недавно я не столкнулся с радиозаписью передачи В.П.Филимонова от 26 сентября 2015 г., в ходе которой он сообщил о состоявшейся в Санкт-Петербурге Межрегиональной научно-практической конференции «500-летие кончины преподобного Иосифа Волоцкого. Наследие и заветы преподобного». Он сделал краткий обзор всех выступлений и также раскрыл некоторые подробности доклада «Влияние ереси жидовствующих на искажение православного богословия в богослужебной практике и текстах РПЦ на примере чина Крещения и Миропомазания» иеромонаха Рафаила (Мишина). В частности, он сообщил что, по мнению иеромонаха, именно жидовствующие ввели пагубные искажения в богослужебные тексты Церкви, но уже приведенный им пример выявил именно в самом авторе доклада сторонника жидовствующих (старообрядцев), а не истинно православного обличителя ереси.

Он предъявил один из давних старообрядческих аргументов – мол, богослужебные тексты были сильно испорчены в самых основных молитвах. Цитирую Филимонова:

«Ну, буквально кощунственные изменения внесены в богослужебные тексты. И не только он показал на примере Крещения и Миропомазания, но даже маленький такой момент, где в великопостной молитве Ефрема Сирина всегда читают “не даждь ми дух такой-то, такой-то, такой-то”... лукавый дух... А что, Господь является раздаятелем этого духа? Так вот, в правильном тексте должно быть “отжени от мене”... Вот, масса таких примеров, действительно, где требуется внести сегодня уже изменения в богослужебные тексты».

Обратите внимание на последнее предложение! Конечно, это явно не вывод самого Филимонова – скорее всего он транслирует основную мысль иеромонаха – фактического пособника настоящих жидовствующих, мечтающих вновь запустить свои волосатые лапки в наши богослужебные книги. Но больше всего удивляет такое странное соглашательство и простодушное принятие на веру доводов иеромонаха со стороны вроде бы более-менее опытного в церковном благочестии Валерия Филимонова.

Неужто не помнит он о подобных же словах в главной молитве — Господней? «Не введи нас во искушение». Но разве Господь вводит в искушение?

Архимандрит Павел Прусский в своих "Замечаниях на книгу поморских ответов" пишет об этих вещах:

...в старопечатных книгах вместо не даждь стоит: отжени от мене. Старообрядцы, с некоторым глумлением над православными за сие исправление, говорят: разве Бог дает кому дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия, что вы просите Его, чтобы вам не дал?! Но говоря это, старообрядцы должно быть не знают,что такие выражения, как «дух праздности…не даждь ми» встречаются и в Св.Писании. Так в псалме 140, пророк Давид просит Бога: не уклони сердце мое в словеса лукавствия; Исаия пророк, во главе 63 (стих 17-й) взывает к Богу: что уклонил еси нас, Господи, от пути Твоего, и ожесточил еси сердца наша, еже не боятися Тебе. Ужели старообрядцы скажут, что и здесь, в словах псалма, и пророка Исаии, проповедуется, что будто бы Господь Бог уклоняет людей в словеса лукавствия, то есть делать лукавое, или уклоняет кого от пути своего, или ожесточает еже не боятися Его? Приведенные выражения ясно доказывают, что и в молитве св. Ефрема согласно Священному Писанию говорится: не уклони. Нужно только разуметь, в каком смысле употребляются такие выражения. Св.Апостол Иаков в своем соборном послании (зач. 80) пишет: никтоже искушаем да глаголет, яко от Бога искушаем есть; Бог бо несть искуситель злым; не искушает той никогоже: кийждо же искушается от своея похоти влеком и прельщаем. Когда, по слову Апостола Иакова, Бог не искушает никогоже, то как разуметь приведенные слова Священного Писания: не уклони, уклонил, ожесточил, и прочие тому подобные? Сими словами выражается та мысль, что мы без Божией помощи не только не можем совершать добродетели, но не можем и уклониться от зла. И когда за нашу гордыню и высокоумие Бог, дабы показать нам нашу немощь, что вотще мы гордимся, на время отнимает от нас свою помощь: тогда мы, лишенные сей помощи, и впадаем в ожесточение, уклоняемся от пути Божия. О сем-то оставлении нас Божиею помощию за нашу гордыню и говорится в выражениях: «Бог уклонил нас от пути своего», «Бог ожесточил сердца наши». Не Бог нас уклонил и ожесточил, но мы сами уклонились и ожесточились по своему злому нраву, будучи оставлены помощию Божиею за свое высокоумие. Посему слова Писания: «Бог уклонил нас от пути своего, Бог ожесточил», значат: Бог удалил помощь свою от нас на совершение добродетелей за нашу гордыню. Отсюда понятно и выражение: «дух праздности, уныния… не даждь ми». По старому переводу, когда читаем: «дух праздности, уныния… отжени от мене, мы просим Бога отогнать от нас уже действующие в нас сии страсти; а по исправленному переводу, когда читаем: «дух праздности, уныния… не даждь ми, мы просим Бога, чтобы прежде впадения во оные страсти избавил нас от них.

Затем этот известный единоверческий писатель сообщает и о примерах в древних рукописных и печатных книгах (пару из них удалось найти – привожу тут же в тексте, со ссылками):

1) Устав церковный 15-го века, хранящийся в библиотеке А.И.Хлудова под № 122 лист. 5 на обор.:
«Господи Владыко животу моего, дух праздньства, лукавствия, любовластия, празднословия не даждь ми».
2) Устав церковный 15-го века, хранящийся в той же библиотеке, под № 123, лист. 7:
«Господи и Владыко животу моему, дух уныния и небрежения, сребролюбия и празднословия не даждь ми».
Точно такое выражение: не даждь ми, вместо: отжени от мене, находится еще в следующих рукописных книгах:
В Псалтири с Часословом 16-го века, хранящейся в библиотеке А.И.Хлудова, под № 8, лист 164;
В Часослове 15-го века, хранящемся в библиотеке Троицко-Сергиевской Лавры, под № 16, лист 33 на обор.
[Пруф]
[http://old.stsl.ru/manuscripts/medium.php?col=1&manuscript=016&pagefile=016-0039


]

В Часослове 16-го века, хранящ. в библиотеке Московской Синодальной Типографии, под № 147 (лист. 49 на обор.).
В Часослове с Шестодневом 16-го века библиотеки А.И.Хлудова, под № 10 по второму прибавлению в каталогу (лист. 4).
3) Часослов печат. 1491 г. в Кракове, тетр. 4 лист. 4:
«Господи Владыко животу моему, дух уныния и небрежения, любоначалия и празднословия не даждь ми».
[Пруф]
[http://voskresensk.prihod.ru/pravoslavnyjj_kabinet/view/id/1128423

Часослов. Краков 1491
]

То же и в следующих печатных книгах:
В Псалтыри с возследованием, печат.в Венеции 1561 г. (тетр. 58).
В такой же Псалтыри, печат. в Киеве 1643 г. (стр. 321).

Впрочем, любой мог бы убедиться в справедливости такого перевода, сверившись с греческим текстом:

Κύριε καὶ Δέσποτα τῆς ζωῆς μου, πνεῦμα ἀργίας, περιεργίας, φιλαρχίας, καὶ ἀργολογίας μή μοι δῷς

Последнее слово происходит от глагола δοσις или δωσις = «досис» – давать. Такое же слово используется в молитве Господа, во фразе «хлеб наш насущный даждь нам днесь»:

τὸν ἄρτον ἡμῶν τὸν ἐπιούσιον δὸς ἡμῖν σήμερον

Следовательно, на данном примере, в очередной раз можно убедиться в том, что в дониконовских богослужебных текстах была допущена порча, хотя и не догматическая, но давшая впоследствии повод жидовствующим старообрядцам лаять и клеветать на святую Церковь. И теперь даже они, пользуясь уже не раз опровергнутыми аргументами, упорно стремятся навести в Церкви свои порядки! Поэтому следует знать их методы, быть начеку и ни в коем случае не допускать всякие сомнительные изменения в богослужебные тексты.

Бесславный конец "Божьей воли"

Вот и наступил, по-видимому, конец в деятельности одной из самых раскрученных медийных православных организаций современности, которую я, в лице его фактического лидера - Дмитрия Энтео, поддерживал на протяжении долгого времени. Однако, после того, что происходило накануне неудивительно, что БВ постиг столь бесславный конец.

Ибо, если ты назвался православным христианином, знающим волю Бога, если ты во всеуслышание множество раз объявлял о своей готовности умереть за Христа и святыни, то поведение трусливого зайца, которое продемонстрировал в последнее время Дмитрий, недостойно искреннего верующего. Ведь ему же был уготован венец исповедника, но он пытался избежать его, скрываясь от пусть даже неправедного, земного суда, и подставляя невинного человека - Георгия Солдатова (а я неплохо знаю его - он помогал защищать крест на Торфянке. Это крайне интеллигентный, добрейший человек).

По слову Златоуста, если обвинят тебя, повлекут в суд за действенную защиту святынь - иди, не отказывайся. Но Дмитрий решил поиграться с государством в кошки-мышки, и, естественно, был в конце-концов изловлен. Завтра его будут судить пока только по административной статье, но следом, конечно, и уголовка светит - за нашим чудесным государством не заржавеет! Вполне возможно и организация его будет объявлена экстремистской в назидание всем, кто вздумает подобным же образом пресекать длящееся преступление (богохульство).

Тем не менее, его исповедничество могло бы быть не столь натянутым (а по-настоящему подлинным, как у Солдатова), а конец его организации не столь бесславным, если бы он до конца был верен своему слову и вёл бы себя достойно христианского звания.

Завтра все кто может приходите поддержать Энтео к Тверскому районному суду (подробнее тут), все кто не сможет - помяните в молитве находящегося в узилище незадачливого Димитрия.

Дмитрий Энтео

Мои твиты

ανοησία κρείττονι νοήσεως («безмыслие паче мышления») или о высших формах богообщения

Из сочинения прп.Максима Исповедника «Вопросы и недоумения»:

73. Что значит гора Хорив на Синае и что за таинство, котоpoe совершилось на ней (Втор. 4:10; Исх. 19 и 24)?

«Синай» толкуется как «искушение», а «Хорив» как «плавание». Стремящемуся к высоте ведения следует прежде утвердиться в терпении искушений и, плавая [в житейском море], сеять плод ведения и праведности и очищаться от всякой страсти. Три дня, в которые нужно было очиститься от всякого плотского наслаждения, не прикасаясь ни к женщинам, ни к животным, как об этом говорит [Божие] слово, соответствуют трем силам души. Таковому следует стать достойным желания слышать Божественный глас — ни изнеженно женоподобным, ни несмысленным, но облечься в светлые одежды добродетели [и так] приступить к горе ведения. В соответствии с божественным Моисеем, посредством естественного созерцания и свойства времени, настоящее обозначается семьюдесятью пресвитерами и прошедшее — голосами и трубными звуками — обнаружениями явленного. [Превосходя все это, таковой, словно Моисей,] берет с собой Аарона и двух его сыновей — Надава и Авиуда — ярость и вожделение, но и их он должен оставить из–за дыма и бури, а взять с собой только одного Аарона, то есть упростить разум для мышления (τὸν ἁπλοῡν πρὸς τὴν νόησίν φημι λόγον), будучи осияваем, словно сверкающими молниями, Божественными озарениями. Но затем и его (то есть Аарона) он должен оставить снаружи и вступить во мрак [Божественного] неведения (εἰς τὸν γνόφον της ἀγνωσίας), где всякое неразумие и безумие (πᾱσα ἀλογία καὶ ἀνο<η>σία) [по другому переводу - "нерационально и непостижимо"]. Очищенный народ, [оставшийся] у [подножья] горы, означает, как я полагаю, подвизающихся деятельно (τοὺς πρακτικούς), семьдесят пресвитеров — проходящих [этап] естественного созерцания (τὴν φυσικὴν θεωρίαν), тех, которые с Аароном, — шествующих [путем] богословия (τὴν θεολογίαν), а тех, которые как Моисей, — соединяющихся с Богом через [апофатическое] отрицание и неведение (δἰ ἀποφάσεως καὶ ἀγνωσίας) [Ларше подчеркивает, что этот высший, по сравнению с предыдущими, этап единения с Богом вступает не в противоречие, но в соответствие с предыдущими реализованными этапами единения с Богом и богопознания, такими как делание и созерцание (Larchet J. С. La Divinisation de l'homme selon saint Maxime le Confessor. P. 516). Преп. Максим настаивает, что для достижения этого высшего этапа человеку необходимо достичь покоя или «субботы» в отношении всякой деятельности: не только физической, но и чувств, разума и ума. Как он пишет в «Вопросоответах к Фалассию», 22, «ведь мы действуем до тех пор, пока обладаем по природе разумной и действенной силой, производящей добродетели, могущей вместить всякое ведение, которая способна неудержимо проходить через всякое умное естество сущих и познаваемых, оставляя позади себя века. А страдательное состояние мы испытываем тогда, когда, пройдя полностью логосы того, что из не–сущего, мы неведомым образом достигаем Причины сущего и вместе с пройденным но природе успокаиваем и свои силы, становясь тем, что никоим образом не может быть делом естественной силы, потому что естество не приобрело силы, могущей объять превышеестественное. Ибо ничто тварное по природе [своей] не производит обожения, поскольку оно не в силах объять Бога. Одной только Божественной благодати по природе свойственно соответственно [восприимчивости] сущих даровать обожение, просвещая естество превышеестественным Светом и делая его, по преизобилию славы, превышающим собственные пределы» (Max. Conf. Quaest. ad Thal., 22 // PG. Τ. 90. Col. 320D-321A; рус. пер.: Преп. Максим Исповедник. Творения. Т. 2. С. 65).].

Интересен также комментарий исследователей творчества прп.Максима к 46 вопросу–ответу:

Из этого места видно, что богословие у прп. Максима ни в коем случае не абсолютизируется. Более того, иногда он говорит о богословии далеко не в высшем смысле этого слова, специально отличая его от того, что считает еще более высоким. Так, высшую форму богопознания (называемую им апофатической) прп. Максим иногда эксплицитно отличает от «богословия». Например, описывая восхождение Моисея с сопровождавшими его на гору Синай в qu. dub. 73, он пишет, что на предпоследней фазе восхождения Моисей «взял с собою одного Аарона», то есть «слово (или: разум), простое для познания, будто молниями озаряемое Божественными озарениями», но «затем и его оставил снаружи и вошел во мрак божественного неведения, где все нерационально и непостижимо». Далее он называет «тех, кто с Аароном», «познавшими богословие», а «подобных Моисею» — теми, кто «апофатически и в неведении соединился с Богом». Здесь апофиза явным образом соотносится с опытом единения с Богом в Его непостижимости. Такое «единение», очевидно, соответствует обожению, которое в иной перспективе — в рамках трехчленной схемы: делание, созерцание, богословие — является телосом (целью) богословия и всей подвижнической жизни. Именно так прп. Максим трактует духовный путь того же Моисея в одном из умозрений о Моисее в amb. 10: PG 91,1149А-1152А; впрочем, здесь в рамках трехчленной схемы он говорит как о последнем этапе не просто о богословии, но о «мистическом богословии, в несказанном восторге вверяемом через молитву одному лишь чистому уму». Именно в таком молитвенном экстазе Моисей «неведением как бы во мраке невыразимо приобщился к Богу» (ibid.).

Таким образом, единению с Богом и обожению соответствует не богословие как таковое, а высшая его форма, которую прп. Максим иногда выделяет, специально подчеркивая ее отличие от богословия в том смысле, в каком оно понималось выше применительно к Аарону (в отличие от Моисея). Так, и в qu. dub. 46 прп. Максим специально отличает богословие от молитвы: «Молитвенное [любомудрие] — выше богословского: второе богословствует о Божественном исходя из сотворенных [вещей], а первое непознаваемо и неизреченно сочетает душу с Самим Богом». Из этих цитат видно, что прп. Максим устанавливает соответствие характера богословия (с одной стороны, оно может быть деятельностью разума, с другой — молитвенным, мистическим) с тем, совершается ли познание Бога из сотворенных вещей или же в сочетании души в Самим Богом.

Существуют ли "хорошие евреи"?

В своё время меня заинтересовал один из участников бесед протоиерея Димитрия Смирнова - Алексей Арцыбушев. Это довольно незаурядная личность, жертва совецких репрессий и свидетель многих событий церковной жизни в СССР. И вот, совсем недавно попалась мне на глаза в цековной лавке достаточно толстая такая книга за его авторством "Милосердия двери. Автобиографический роман узника ГУЛАГа".



Я обрадовался и тут же купил. Но по ходу чтения (до сих пор пока не закончил) я пришёл в недоумение по поводу присутствия на книге грифа "Допущено к распространению Издательским Советом РПЦ". Мало того, что текст содержит весьма неприличные подробности, передавая буйство блудной страсти автора, так там ещё и развернута, фактически, апология раскола, когда Арцыбушев выставляет просто-таки геройством поступок матери, замороченной пропагандой "непоминающих", наотрез отказывающейся ходить в храмы Божии и приводить туда своих детей.

Впрочем, рассказать я собирался о другом. Меня крайне заинтересовало его особое отношение к русским и евреям. Русских он часто выставляет в неблаговидном свете, а вот евреев, напротив, хвалит.

Вот характерный пример его нелицеприятных высказываний, относящихся к русскому народу:

Уже приближались тридцатые годы. Закрыт Саров. Опоганено святое место не от руки иноплеменников, разграблено не татарской ордой, не печенегами, не гуннами, не скифами и не евреями. Саров, Дивеево и всю христианскую Россию громил, оплевывал, топтал в каком-то бесовском неистовстве русский богоизбранный народ!!! Кто сваливал с храмов кресты? С дивеевской колокольни валил, но не смог свалить, а согнул в дугу Ваня – сын сельского священника, нашего дивеевского отца Симеона. Кто жег дивный иконостас XVII века в селе Кимжа? Местные крестьяне, которые с нескрываемой гордостью хвалились мне своими «подвигами». Кто? Кто? Кто? Русские. Русские. Русские. В своем бесшабашном, по-русски безобразном разгуле русский народ разбивал, крошил и уничтожал то, перед чем преклонялся, что чтил, чему молился он сам многие века.

Но вот, что он пишет о евреях, когда рассказывает о жизни в ссылке:

...у мамы начались мытарства в поисках работы. Ссыльным найти работу равносильно выигрышу по 2-процентному займу. С утра и до позднего вечера она ходила, ходила и ходила.

Работы хоть отбавляй, но стоило уточнить соцположение, хлопали дверью.

Товарищи антисемиты! Дверями хлопали такие же русские, как и мама! А еврей пожалел ее и дал работу! Да не он один. Та к что нечего травить их и валить на них все наши беды. В них виноваты мы сами! Нечего пенять на зеркало, коль у самих рожа кривая. А сколько я в самые отчаянные моменты своей жизни видел от них добра и помощи, об этом потом.

Далее встречаются ещё более сильные слова и определения:



<...>Благодаря опять-таки доброму еврею мама поступила в фельдшерскую школу, открывшуюся при горбольнице. Она была очень образованной с детства, знала языки, имела живой, острый ум, энергичный, не знающий страха характер. Нищета, тяжелая, физически изматывающая работа, вечно голодные дети заставили ее искать надежную профессию. Но снова все упиралось в проклятое соцположение и в соцпроисхождение, стоящие в анкетах вслед за фамилией, именем и отчеством. Ответ на них неминуем. Тут нужны были добрые глаза, прочитавшие и сделавшие вид, что не заметили. Кто на это пойдет, кто в случае чего подставит свою голову, кто защитит? Русские? Они или сами дрожали мелкой дрожью, или были не способны найти в себе мужество, а некоторые по черствости своей проходили мимо человеческого горя и нужды. Многие же – из-за презрения и ненависти.

Но добрые души всегда были, есть и будут. Это те незаметные делатели добра, о которых Христос говорит: Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (Мф. 6: 3).

Ни у одного народа, в том числе и русского, нет и не может быть приоритета на добро или зло. Пред Богом все люди и все народы равны, поэтому дико и не созвучно христианину свое добро считать добром, а добро еврея – злом.

Когда-то я оспаривал, на основании некоторых свидетельств из Предания, ссаловский тезис о невозможности существования "хороших евреев". Действительно, Христом обещано обращение к Истине некоторых от иудеев в конце, да и апостол упоминает о некоем "остатке Израиля"... Но теперь мои доводы подтверждаются свидетелем. И примечательно то, что речь идёт не о "сергианах", а именно о "непоминающих", что лишний раз усиливает доводы против SSалова, т.к. он подобных людей расценивает как истинных христиан!

С другой стороны, лично мне неприятна своеобразная "русофобия" автора, когда недостатки и преступления отдельных людей он явно переносит на большинство соплеменников, а достоинствами некоторых "белых ворон" покрывает и хвалит народ, находящийся под проклятием и необузданным владычеством демонов. Вот это-то я понять и принять никак не могу.

Можно ли быть нравственным человеком без веры в Бога?

Священномученик Онуфрий (Гагалюк)

В качестве оружия против веры атеисты указывают на примеры жизни некоторых людей, явно не верующих в Бога. Говорят часто: вот врач, прекрасной души человек, отзывчивый, бесплатно лечащий бедняков, по первому зову идущий на помощь, пренебрегая своим покоем и даже рискуя жизнью! И однако этот врач в Бога не верует. Или: ученый инженер и многие другие интеллигенты не позволяют обидеть словом человека, примерные семьянины, а в Бога не веруют. Значит, делают вывод безбожники, и без веры в Бога можно быть хорошим и нравственным человеком.

Как отвечать на это православным христианам? Мы не отрицаем того, что и неверующий может быть порядочным человеком. Дело в том, что атеисты наши живут не на необитаемом острове, но среди православных верующих христиан, и духовная, религиозная атмосфера не может не влиять и на них, хотя они это и отрицают. Христиане своей нравственной чистотой удерживают неверующих от пороков. Притом всякий безбожник, как созданный по образу Божиему, носит в себе черты нравственные. Но мы спросим всех этих неверующих хороших людей: почему вы ведете приличную жизнь? Где у вас основание того, что нужно быть скромными, а не развратными? Отчего вам не грабить, не убивать? Что ответите? — Обманывать неприлично, неудобно, вредно, недостойно человека. А преступник вам ответит: для меня это все и прилично, и удобно. Докажите мне вы, неверующие, что я делаю плохо, когда убиваю или обманываю. Такого основания у неверующих нет. В самом деле, почему бы неверующему человеку не обидеть беззащитной девушки, если он знает хорошо, что об этом никому решительно не будет известно? Почему не взять миллион, когда не грозит никакая опасность? Кто видит, кто узнает? А наслаждения так заманчивы! Нравственность имеет основание лишь в вере в Бога. Отчего я не грешу, не развратничаю, не обманываю? — Потому что голос Божий зовет меня ко всему чистому, святому, прекрасному. И этот внутренний голос я сознаю в себе не как самообольщение, кем-либо навязанное, а как голос живого Бога, Который читает мои намерения сокровенные, как говорит пророк: всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь (Пс. 15, 8).

Нравственные требования истинны, прекрасны, святы, обязательны, так как они — законы Бога, Абсолютного, Всесовершенного Существа. Не обычные человеческие идеи, пусть великие и удивительные, лежат в основе жизни христианина: все это неустойчиво, изменчиво, так как оно человеческого происхождения, а идеал Божественный — Сам Бог Слово — указан нам и дан в жизни нравственной. Человек неверующий может указать в качестве последнего основания своей нравственной жизни... себя самого, свое самопознание, или может указать на другого неверующего, более него чистого и авторитетного. На это всегда легко возразить: пусть ваш идеал хорош, но разве не может появиться новый человек, который поставит более высокий идеал, лучший, чем ваш? А у христиан идеал нравственный — вечный, не превзойденный никем. Другого, лучшего, более совершенного идеала никогда не даст никакой человек, потому что идеалом нашей нравственной жизни является Христос Спаситель, Истинный Бог и истинный Человек: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин. 14, 6). Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос (1 Кор. 3, 11).

Когда мы присмотримся к нравственной жизни людей неверующих, то заметим, что она очень невысокой пробы с точки зрения требований человеческих. Если человек не убивает, не грабит, не развратничает открыто, можно ли сказать о нем, что он — на высоте нравственности? А если он осуждает и поносит человека — разве это не тонкое убийство? Если он не делится своими излишками с нуждающимися — разве это не род кражи? Если он похотливо смотрит на красивую женщину — разве это не тайный разврат? (Мф. 5, 21—47; 7, 1—5 и др.)

Человеческое сознание никогда не удовлетворится этой узкой, ограниченной нравственностью, какую проявляют хорошие люди из неверующих. Мы не осуждаем этой нравственности Неверов, но хотим показать, что она никогда не поднимется на ту высоту, которая соответствовала бы нашим стремлениям. Ведь граф Л.Н. Толстой, вождь неверия в Личного Бога, никак не мог признать Христовой заповеди о любви к врагам: эта заповедь была непонятна, неприемлема для него, а потому он смеялся над ней и считал неосуществимой. Но если Л. Н. Толстой соглашался ненавидеть врагов своих, то нас, многих миллионов людей, эта заповедь Христова о любви к врагам трогает, пленяет, восхищает. Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных... Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 44—45, 48),— вот какой высокий православный идеал указывает людям христианская вера. Этот идеал идет навстречу самым возвышенным стремлениям человеческой души. И как жалок в сравнении с ним идеал порядочного человека из неверующих!

Указать идеал совершенный — еще не все. Нужно дать силы к его исполнению, в меру человеческой природы. Христианская вера и дает эти силы в благодатной, непрестанной, вечной помощи Христа Бога. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 4—5).

Все добродетели: кротость, целомудрие, смирение, любовь к врагам — все христианин в себе созидает не своими слабыми силами, а при помощи Божией, которая благостно изливается на всякого верующего, усердно текущего по пути совершенства — к богоподобию. А человек неверующий не может достичь относительной нравственной чистоты, так как он — человек, и ничто человеческое ему не чуждо, о помощи Божией он не хочет и слышать, не веря в Бога. Итак, без веры в Бога нет для нравственной жизни прочного, надежного, истинного фундамента.

Затем, такая нравственность без Бога не может в собственном смысле быть названа нравственностью. И наконец, без помощи Бога человек при самых лучших стремлениях не может достичь высоты нравственной жизни. Тут нужно привести и еще одно соображение. Когда православный христианин говорит о нравственности, он понимает под ней истинную христианскую нравственность, то есть православную. Пытки инквизиции, насилия и ложь иезуитов, спокойная и обдуманная жестокость протестантских немцев в недавнюю войну, клевета и гонения на веру православную со стороны обновленцев, григорианцев и иных раскольников — все эти безнравственные дела, недостойные, конечно, даже неверующего порядочного человека, не отрицают нашего положения о том, что нравственным может быть лишь христианин, так как все, что вне Церкви Православной и состоит в явной вражде к ней, не есть истинная христианская вера.

Падение в среде православных христиан нравственности говорит лишь о временной оторванности от благодатного общения с Богом, а эта разобщенность всегда может быть восстановлена у православного христианина через святое Таинство Покаяния. И даже низко павший христианин может взойти на высоту святости после искреннего и горячего раскаяния в грехах, получив прощение в святом Таинстве Покаяния. Примером сего являются преподобная Мария Египетская и много-много чад Церкви Божией, в посте и покаянии просиявших. Общий вывод: истинная православная жизнь может быть только в христианской православной вере!

Источник

Педераст Платон – дедушка талмудо-каббалистического сатанизма - 7

(окончание)

SSалов-Elista:
Последний, как известно, был биографом каббалиста и сатаниста В.С. Соловьева, пел ему полуночные дифирамбы. Вот и наш инфернальный кобовец Пуси туда же - определил уже А.Ф. Лосева в «св-тые отцы».

Похоже, что каббалистический сатанист Элиста подзабыл, что только недавно лично определил в «св-тые отцы» полуарианина Евсевия Кесарийского, певшего полуночные дифирамбы еретику и платонику Оригену (который был анафематствован с кучей других еретиков). Это Элисте представляется допустимым, потому что выгодно для прославления гомосека Платона.

А что касается 5-го Собора - на нём был анафематствовано учение на основе блядословия Платона, которое, кстати, осмеял свт.Иоанн Златоуст.

Впрочем, приведу ещё один фрагмент из Лосева, продолжение того, что уже публиковал:

Анафемы на Иоанна Итала, платоника XI в.

Могут сказать, что платонизм задет тут только косвенно. То, что я приведу сейчас, уничтожает всякие сомнения в том, что Церковью анафематствован именно платонизм, в частности же диалектика и учение об идеях. Я приведу постановления Поместных соборов XI в. по поводу учений платонического философа Иоанна Итала. Первый Собор на Итала был в 1076 г. Эти статьи вошли в Синодик в неделю православия, откуда я их и приведу, подчеркивая те места, которые упоминают Платона и эллинские учения.

1. Так или иначе предпринимающим прибавлять или разыскивать какое-нибудь новое изыскание и учение о неизреченном, воплощенном домостроительстве Спасителя нашего и Бога, каким образом сам Бог-Слово соединился человеческому смешению и по какому основанию обóжил приятую плоть, и пытающимся диалектическими словесами (λόγοις διαλεκτικοΐς) оспаривать естество и положение о преестественном новом делении двух естеств Бога и человека – анафема.

2. Обещавшимся быть благочестивыми и вводящим бесстыдно (или, скорее, нечестиво) злочестивые эллинские учения в православную и соборную Церковь о человеческих душах, о небе, земле и других творениях – анафема.

3. Предпочитающим глупую внешних философов так называемую мудрость, и следующим за их наставниками, и принимающим перевоплощение человеческих душ или что они, подобно бессловесным животным, погибают и переходят в ничто и вследствие этого отрицающим воскресение, суд и конечное воздаяние за жизнь – анафема.

4. Учащим о безначальной материи и идеях (ίδέας) или о [бытии,] собезначальном Содетелю всех и Богу, и что небо, земля и прочие творения – присносущны и безначальны и пребывают неизменными, и законополагающим против сказавшего: "Небо и земля мимоидут, словеса же Моя не мимоидут", т.е. без труда пустословящим и приводящим божественную клятву на свои головы, – анафема.

5. Говорящим, что эллинские мудрецы и первые из ересеначальников, подверженные анафеме от семи святых и кафолических Соборов и от всех мужей в православии просиявших (как чуждые кафолической Церкви ради их поддельного и нечистого в словесах преумножения), [что они] – и здесь и на будущем суде лучшие во многом, чем мужи благочестивые и православные, в особенности же, чем прегрешившие по человеческой страсти или неразумению, – анафема.

6. Не принимающим чистою верою и простым вседушевным сердцем предивные чудеса Спасителя нашего и Бога и пречисто родившей Его Владычицы нашей и Богородицы и прочих святых и пытающимся при помощи доказательств и софистических словес оклеветать их как невозможные или перетолковать по своему мнению и представить по собственному разуму – анафема.

7. Проходящим эллинские учения и обучающимся им не ради только обучения, но и следующим их суетным мнениям и верующим в них как в истинные и таким образом настаивающим на них как на имеющих крепость, так чтобы и других один раз тайно, другой раз явно к ним приводить и учить без сомнения, – анафема.

8. При помощи иных мифических образов переделывающим от себя самих нашу образность (πλάσιν), и принимающим платонически идеи как истинные, и говорящим, что самосущная материя оформляется от идей, и открыто отметающим самовластие Содетеля, приведшего все от несущего к бытию и как Творца, господственно и владычески положившего всему начало и конец, – анафема.

9. Говорящим, что в конечном и общем воскресении человеки воскреснут и будут судимы с другими телами, а не с теми, с которыми прожили в настоящей жизни (потому что они истлевают и погибают), и болтающим пустое и суетное, в то время как сам Христос и Бог наш и Его ученики (а наши учители) так научили, что человеки с какими телами пожили, с такими и будут судимы, и, кроме того, также великий апостол Павел подробно преподал истину в слове о воскресении при помощи пространных образов и обличил инако мудрствующих как безумных законоположников – против таковых догматов и учений – анафема.

10. Принимающим и передающим суетные эллинские глаголы, что существует предбытие душ, и что все произошло и привелось не из не-сущего, и что существует конец мучений, или новое восстановление твари и дел челоческих, и вводящим таковыми словесами царство небесное как всецело разрушаемое и преходящее, о каковом сам Христос и Бог наш научил и передал, что оно вечно и неразрушимо, и мы получили через все ветхое и новое Писание, что мучение бесконечно и царство вечно, – таковыми словесами себя самих погубляющим и становящимся виновниками вечного осуждения для других – анафема.

11. Эллинским и инославным догматам и учениям, введенным вопреки христианской и православной вере Иоанном Италом и его учениками, участниками его скверны, или противным кафолической и непорочной вере православных – анафема"

[Весь текст дан в моем переводе по изданию: Успенский Ф. "Синодик в неделю Православия. Сводный текст с приложениями". Одесса, 1893, 14-18.].

Конечно, мне нет нужды излагать тут, кто такое был Иоанн Итал и каково было его философское мировоззрение. Ясно только, что православная Церковь анафематствовала тут три подлинные основания платонизма: 1) учение об идеях, 2) творение мира из предвечной материи, 3) предсуществование и переселение душ (с некоторым выпадом также и против диалектики).

*************************************

P.S.

К теме Платона пришлось вернуться во время очередных баталий на ПиДе.

Одним из участников была приведена ссылка на статью с апологией педерастии Платона и языческих обычаев - http://martinis09.livejournal.com/789984.html

Салов тут же начал статью расхваливать, а я привёл свои доводы в её опровержение:

По-поводу статьи в защиту Платона, которую Салов, естественно, похвалил («очень хорошая, умная статья») можно сказать только то, что она является замечательным примером того, как профессионально научились маггиды тлить смыслы. Автор статьи - их ретранслятор - всячески пытается убедить читателя, всеми правдами и неправдами, что современные люди, дескать, настолько извращены, что не могут понимать "педерастию" иначе, чем гомосексуальные отношения, а ведь это, дескать, в корне неверно, если рассматривать первоначальный смысл. Он пишет:

«Чем же была «педерастия» в Древней Греции? Эта великая связь мужчин - граждан и юношей - их поклонников, стремящихся походить на свои идеалы, теперь не существует. Современный человек не может себе представить, что юноша, готовясь стать гражданином, может по настоящему любить и восторгаться своим идеалом. И что этот идеал - старается быть на высоте своего предназначения. В пошлом уме современного человечка, выросшего без четких понятий о плохом и хорошем, о достойном и низком - всегда крутится пошлая идейка, что любовь двух мужчин, настоящая мужская любовь - это желание низкой гомосексуальной связи - а не любовь двух товарищей - старшего и младшего....»

В принципе, критический разбор некоторых аргументов статьи уже был проведен некоторыми читателями в комментариях к ней, но я бы хотел указать на другой аспект, о котором ничего не было сказано. Вчера я написал 111-03 про важнейший христианский принцип: любой вопрос, в первую очередь, следует рассматривать с точки зрения Святых Отцов Церкви. Если бы автор статьи обратился к Cвятым отцам Церкви, он бы убедился, что понятия о педерастии у современного человека ничуть не изменились с, по крайней мере, 4 века.

К примеру, свт. Иоанн Златоуст, которого трудно заподозрить в невежестве или извращенности, вводит педерастию в число греховных деяний сексуального характера и прямо относит её к Платону -

«Я мог бы указать на болтовню и других, на их пустые и постыдные дела; в каком отношении полезно, скажи мне, питаться человеческим семенем, как делал стагирит (Аристотель)? Какая польза смешиваться с матерями и сестрами, как установил вождь стоической философии (Зенон)? И о начальнике академии (Платоне) и его учителе (Сократе) и о других, которых еще более почитают, я доказал бы, что они постыднее и этих, и ПЕДЕРАСТИЮ, которую они считают чем-то почтенным и относящимся к любомудрию, я раскрыл бы, сняв всякое иносказание...»

Такое же отношение к педерастии Сократа и Платона явлено в трудах Григория Богослова, известного своей высокой образованностью:

«А это, конечно, во многом уважительнее, нежели <...> любовь Сократа к красоте, филокалия, (стыжусь сказать - к отрокам, ПЕДЕРАСТИЯ, хотя она прикрывается честным наименованием).»

Но самое главное, что не допускает возможность интерпретировать педерастию как-то по иному, высказал божественный Златоуст:

«(Апостолы преподают правила жизни) не так, как Платон, составивший пресловутую “Политию”, или Зенон, и другие писавшие об общественном устройстве и составители законов. Все они самыми произведениями своими доказали, что их душе внушал злой дух, лютый демон, воюющий против нашего естества, враг чистоты, противник благонравия и низвратитель всякого порядка

Действительно, разве может злой дух (лютый демон) внушить что-то кроме извращения? Разве может злой дух вообще доставлять какую-то мудрость? Нет. И об этом пишет Григорий Палама:

«...как можно обладать мудростью Божией и вдохновляться демонами? Не бывает такого, не бывает.»

Так что нелепые попытки отмазать языческих гомосексуалистов следует прекратить, а подобные статьи следует расценивать как злонамеренные попытки выставить святых отцов Церкви как невежд и духовных слепцов.

Приведу, также, ещё один фрагмент из толкования Златоуста на послание к Римлянам, относящийся к данной теме:

«Не больным нужно судить о положении дел, а здоровым. Известно, что в древности такое дело считалось даже законным, а один языческий законодатель запретил рабам натирать себя маслом до суха и мужеложествовать, предоставив только свободным такое преимущество, а лучше сказать — такое студодеяние. И, вообще, язычники не считали это дело бесстыдным, но, как нечто почетное и более высокое, чем состояние рабов, предоставляли его лишь свободным. Так думал мудрейший народ афинский и великий из афинян Солон. Можно найти много и других философских сочинений, зараженных тою же болезнью. Однако же, вследствие этого, мы не назовем такого дела законным, а, напротив, — признаем жалкими и достойными многих слез тех людей, которые приняли этот закон.»

*************************************